Главная
Голосование
Какая литература Вас интересует больше всего?
 
Поиск по сайту

Красная горка

Радоницкая неделя (Радуницкая неделя, в христианстве - Фомина неделя) — праздничная неделя, начинавшаяся в следующее после Пасхи воскресенье, а заканчивающаяся в субботу. На этой неделе выделяются два дня - воскресенье, называемое чаще всего Красная горка, и вторник - Радоница. «На этой неделе люд крещёный с покойничками христосуется», проводятся «радостные весенние поминки». В эти же дни принято одаривать «богоданную» родню зятьям да невесткам. Также эти дни слывут свадебными.

В 2012 году: Радоницкая неделя – с 22 по 28 апреля; Красная горка – 22 апреля; Радоница – 24 апреля. 

Красная горка

Первое воскресенье после Пасхи,
последний день пасхальной недели

Первое воскресенье после Пасхи в церковном календаре носит название Антипасхи или Фоминого воскресенья. В народе этот день называется Красной горкой. Название Антипасха означает «вместо Пасхи» или «противоположный Пасхе» - но это не противопоставление, а обращение к прошедшему празднику, повторение его на восьмой день после Пасхи.

Красная горка на Руси - первый весенний праздник. Крестьяне в прежние времена в этот день встречали весну, водили хороводы, играли свадьбы.

Накануне Красной горки все женщины и девушки деревни собирались на опахивание - таинство, на которое не допускался ни один мужчина. В полночь они выходили с песнями за околицу. Там их поджидали три молодухи - с сохой и три старухи - с Казанской иконой Божией Матери. На соху клали доски, на них усаживалось несколько женщин с распущенными волосами, остальные брались за привязанные к сохе веревки и тащили ее вокруг села, останавливаясь на всех перекрестках, чтобы чертить кресты. Впереди шли старухи с иконой, творя молитвы. Обойдя деревню по кругу, женщины раскладывали приготовленное заранее угощенье, и только тогда приходили мужики и парни. Гульба продолжалась до третьих петухов, затем все расходились по домам. Крестьяне верили, что после совершения такого обряда все бедствия останутся за пропаханной бороздой и в деревню не войдут.

Хороводы

В период от Пасхи до Вознесения молодежь водила хороводы. Термином «хоровод» в крестьянской среде обозначаются два разных понятия: веселье молодежи на улице в целом (ходить на улицу = ходить в хоровод), и хождение по кругу с песнями. Во время хороводов молодежь имела возможность поближе познакомиться друг с другом; здесь же парни и их родители присматривали невест.

Пасхальные хороводы были посвящены любовной тематике: в них составлялись будущие пары и величались молодожены, поженившиеся в минувшем году. Апогеем пасхальных хороводов была именно Красная горка. Весной для хороводов выбирали места повыше - пригорки и бугры, раньше других освобождавшихся от снега. Такие горки и называли красными, значит, красивыми, праздничными. 

Красная горка была также днем свадеб и усиленного сватовства. Старинная русская пословица гласит: «Кто на Красной горке женится, тот вовек не разведется». 

На Красную горку девушки и парни надевали обновки и лучшие свои наряды. Присутствие парня или девушки на празднике было обязательным. Остаться дома считалось дурной приметой - парень или совсем не найдет себе невесты, или возьмет рябую уродину; а девушка или совсем не выйдет замуж, или выйдет за какого-нибудь последнего мужичонку-замухрышку.

Как Горка начиналась?

Сначала девушки по деревенской улице «столбами» ходили. Идут по дороге по трое: задние наперед переходят, потом заворачиваются, пока народу не очень много, последние наперед встают. Так «столбами» ходят долго, пока не перейдут все тройки.

Парни «столбами» не ходили, они пока девушки собираются, в лапту, в мяч играли, боролись - встречали их за околицей на поляне.

Хоровод между тем растет - пришедшие с дальних концов села вливаются в общий поток.

Как на улице дождик накрапывает,

Хоровод красных девок прибывает,

Ох вы, девушки, поиграйте!

Уж вы, холостые, не глядите!

Вам гляденьицем девушек не взяти,

Уж как взять ли — не взять ли по любви,

Что по батюшкину веленью,

По матушкину благословенью.

Это «сборная» песня. Её назначение — приглашать в хоровод.

«Столбами» походят, в круг встанут. После встают «на две стороны» — друг против друга, потом «на четыре стороны», - и все поют... «Столбы», «круг», «на две стороны», «на четыре стороны» («Иванов монастырь»), «долгая» («большая вожжа»), «плетень» - названия шести основных фигур хороводного действа, сменяющих друг друга в строго определенном порядке и сопровождающихся хоровыми песнями, закрепленными за каждой фигурой. Фигуры хороводов, оказывается, содержат сложную геометрическую символику, и в точности совпадают с узорами резьбы на старинных русских прялках.

Когда «долгую» водят, невесту выбирают:

- Бояре, вы зачем пришли,

Да молодые, вы зачем пришли?

- Мы пришли на невест смотреть,

Молодые, их хороших выбирать.

- Вы, бояре, покажите жениха,

Молодые, покажите жениха.

«Большая вожжа» — берутся рука за руку и поют:

Я по реченьке потеку,

Да я ко бабушке забегу.

Скоро бабушка добра, добра

Да сладка, сладка, сладка,

В огородах-то чиста, чиста,

В огородах сажено,

Что земля-то была ораная,

Земля ораная, да не боронованная,

Семена те были куплены,

Да не окуплены,

А вода вожена, да заморожена.

Так вот и ходят - мужчина и женщина, мужчина и женщина. А потом - в «плетень» - заплетаются, как в косичку, а потом расплетаются.

«Плетень». Сплетаются девицы руками в одну косу, плывут, склонив набок голову:

Заплетайся, плетень, заплетайся!

Ты завейся, труба золотая!

Завернися, камча кружчатая!

Из-за гор девица утей выгоняла.

Тига, утушка, домой,

Тига, серая, домой!

Первая пара поднимает руки другой пары и под арку из рук проходит вся змейка:

Расплетайся, плетень, расплетайся,

Ты развейся, камча кружчатая!

Из-за гор девица утей выгоняла,

Тига, утушка, домой!

В песнях, а когда-то заклинаниях Горки просматривается несколько связанных между собой основных тем. Во-первых, это тема любви, свадьбы, брака. Во-вторых, тема земледельческих работ, урожая. К ней примыкает и мотив воды, орошающей посевы («Я по реченьке потеку...», «Тига, утушка, домой...»). Знаменательно, что песни эти сопровождают спиральные хороводные фигуры — «плетень» и «большая вожжа». У древних славян спираль была знаком воды; девушка здесь именуется «утушкой», «лебедушкой».

Танцевальный узор меняется, вновь новая игра – венки вить. Кидают платочки-венки на землю...

Подыскался паренечек —

Перенял он мой платочек,

Ты отдай венок, пожалуй,

За тебя я замуж не иду —

Спереди некрасовитый

И совсем нестановитый...

Парень поднимает платочек, настроение у девицы меняется:

Ты отдай венок, пожалуй,

За тебя я замуж пойду...

Самое, пожалуй, большое значение во всей хороводной традиции имело «сеяние проса». Играющие расходились на две стороны, друг против друга. Первая половина запевала:

А мы просо сеяли.

Ой, Дид-Ладо, сеяли.

Вторая отвечала:

А мы просо вытопчем.

Ой, Дид-Ладо, вытопчем.

После долгой шуточной перебранки одна из групп вопрошала:

А что же вам надобно?

Ой,Дид-Ладо, надобно.

Нам надобно девицу.

Ой, Дид-Ладо, девицу.

При этих словах одна из девушек второй группы переходила в первую.

Песня повторялась, пока все девушки не перейдут в первую группу.

Хороводная песня «А мы просо сеяли...» - образец прекрасно сохранившегося земледельческого обряда-заклинания, обращенного к древней славянской богине оживающей и рождающей природы - Ладе. В славянском пантеоне Лада - покровительница свадеб и супружеского согласия, а её дочь Лёля олицетворяла весеннюю растительность. Так происходил символический переход из вольной девичьей жизни в новую, семейную.

Просо в этой песне выступает как символ не только плодородия земли (в свете предстоящих полевых работ), но и плодовитости в браке.

После «Сеяния проса» принимались за «Перевейся, ярый хмель» или «Сидит дрема под окошком». Эти песни сопровождались разыгрыванием сценок. Вокруг дремы - сонливой, ленивой (кто-нибудь вызывается ее изображать) - все ходят и поют:

Перестань, дрема, дремать,

Пора дремушке вставать...

И хотя народная мудрость подсказывает выбирать жену не в хороводе, а в огороде, все ж на людях, при веселье чаще определялись пары. Возвращались все вместе за полночь, со смехом и песнями:

Не шелковая травинка

Окол пенья вьется.

Красавица девушка

Дружка не дождется.

Я ждала два месяца,

Подожду денечек:

Не воротится ль назад

Миленький дружочек?

Встретила, заметила

Своего любезного:

«Ты пожалуй, молодец,

В нашу круговую,

Выбирай-ка, удалой,

Девицу любую».

Качели

Другим характерным развлечением Красной горки были качели. Их строили, как правило, загодя на главной площади или где-нибудь на открытом месте вблизи села. Качались на качелях в основном девушки и парни, однако собирались к ним практически все сельские жители. 

Известны качели нескольких видов. К самым распространенным относятся одиночные и двойные. Первые представляют собой небольшую доску, подвешенную на веревках, на которой сидит или стоит один качающийся. Вторые состоят из двух сидений, разделенных горизонтально положенной доской, двое садятся на сидения, другая пара становится на концы доски и, держась руками за веревки, раскачивает качели, упираясь в доску ногами. Любительницы качаться стоя на таких качелях обвязывали платком подол юбки вокруг ног, чтоб не «взбельхивал».

Качаться могли группами, парами, в одиночку. Раскачивали себя сами качающиеся или кто-то из тех, что стоял возле качелей и подталкивал их, увеличивая амплитуду качания или тормозя качели. Девушки расплачивались с качающими их парнями крашеными яйцами. Парни, сильно раскачав качели, спрашивали девушек: «Скажи жениха!» - и качали их до тех пор, пока не названо имя. То же девушки могли проделывать с парнями.

Для самых сильных и смелых устраивали перекидные качели, на которых можно было «крутить солнышко», то есть делать полный круг.

Не меньшей популярностью, чем обыкновенные качели, пользовались доски для скакания. На бревно укладывалась тяжелая доска длиной метра в три. Кто-нибудь становился на один из ее концов, другой запрыгивал на второй конец, при этом первый взлетал в воздух, а когда приземлялся, подпрыгивал второй. Чтобы удержаться на доске, требовались сила и сноровка. На досках скакали в основном девушки и делали это виртуозно: кроме высоких скачков они в прыжке умудрялись выделывать ногами разные фигуры.

Качаться любили все, в том числе и взрослые: говорили - кто покачается на пасхальных качелях, обеспечит себе здоровье на весь год. Потому нередко под смех и безобидные шутки на качели усаживали пожилых людей, чтобы они «тряхнули стариной» и «накачали» себе здоровье и благополучие до следующей Пасхи.

Весенние качели - древнейший способ «подталкивания», «раскачивания» молодых людей к браку. Маятниковые движения, полеты вверх-вниз, нахождение при качании буквально между небом и землей — все это с народной точки зрения, означало ситуацию перехода, колебания между одним социовозрастным статусом, с которым вскоре предстоит расстаться, и другим, который вот-вот предстоит обрести. Подобная «раскачка» узаконивала ситуацию перехода, за которым должно было последовать изменение в судьбе качающегося. Испытав это, юноши и девушки, верилось, готовы были стать женихами и невестами.

Особенно ярко такое восприятие отражено в качельных (подкачельных) частушках и песнях:

На Святой неделюшке

Повесили качелюшки.

Сначала покачаешься,

Потом и обвенчаешься.

Потом и обвенчаешься.

Вьюнишник

В нескольких областях (Владимирской, Ярославской, Костромской, Нижегородской) к субботе Пасхальной недели и первому воскресенью после Пасхи был приурочен особый обход дворов - посещение и весеннее чествование поженившихся после предыдущей Пасхи пар. Назывались такие обходы «вьюнишник», а воскресенье, когда совершался этот обряд, - «вьюнишным» или «кликушным». Красная горка на Верхней Волге имела второе название - «окликальное воскресенье».

Иногда величать молодых ходили женатые мужчины во главе с уважаемым стариком, но гораздо чаще - дети и замужние женщины, причем, по сведениям середины XIX века, процессию могла возглавлять женщина верхом на помеле.

Завидев идущую толпу, молодая запирала двери, и пришедшие запевали перед крыльцом или под окнами:

Позволь нам, хозяин,

Позволь, господин,

Нам вдоль улицы пройти,

Дом хозяина найти,

Позволь на ступенечку ступить,

На другую переступить,

За колечко побренчать,

Молодых повеличать!

Это короткая песня. Вообще же вьюнишные окликания молодых представляли собой развернутые, длинные песни (до 100 и более строк), где после каждого двустишия звучал припев «Вьюнец молодой, вьюница молодая!».

Молодая, выслушав величание, выходила на крыльцо и выносила каждому окликальщику по красному яйцу и по стопочке вина, причем иногда обязательным угощением считался «курник» - пирог с начинкой из куриного мяса (курица, как известно, символ замужней женщины, хозяйки-хлопотуньи, окруженной детьми). Детям дарилось специальное фигурное печенье и мелкие деньги. Если окликальщики оставались довольны, то в ответ они благодарили молодую, произнося благопожелание: «Дай те Бог, чтоб у тя, молодуха, было сколько в лесу пеньков - столько бы у тя сынков; сколько в лугу кочек — столько бы у тя дочек». В противном случае, если угощение их не устраивало, вместо благопожелания звучали угрозы и оскорбительные слова: «Дай те Бог, молодуха, чтоб у тя народилось сколько в поле огородков - столько бы у тя и уродов».

Угостившись и еще раз пожелав молодым всяческого добра, окликалыцики шли дальше, к другому дому, где тоже были молодожены. Пары, опетые и возвеличенные, считались окончательно принятыми в круг женатых односельчан. 

Узнайте больше

Григорьев, В. Красная горка // Народное творчество. – 1990. - № 4. – С. 34 - 36.

Дараган, В. Красная горка весну открывает // Наука и религия. – 2009. - № 4. – С.48-49.

Круглый год. Русский земледельческий календарь / сост., вступ. статья и прим. в тексте А. Ф. Некрыловой. – М.: Правда, 1991. – С. 464 - 468.

Максимов, С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. – СПб.: ТОО «ПОЛИСЕТ», 1994. – С. З49 - 352.

Миловский, А. С. Усть-Цилемские краснопевы // Песнь жар-птицы: Рассказы о народных праздниках / А. С. Миловский. – М.: Дет.  лит., 1987. – С. 110 - 131.

Панкеев, И. А.  Обычаи и традиции русского народа. – 2 изд. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1999. – С. 373 - 378. 

Сахаров, И. П. Сказания русского народа. Вып. 1. Народный календарь. - М.: Сов. Россия, 1990. – С. 132 - 143. – (Библиотечка «В помощь клубному работнику»).

Снегирев, И. М. Русские простонародные праздники и суеверные обряды. Ч. 1. – М.: Сов. Россия, 1990. – С. 93 - 114. – (Библиотечка «В помощь клубному работнику»).

Сценарии

Григорьев, В. Красная горка: сценарий массового народного праздника // Молодёжная эстрада. – 2001. - № 6-7. – С. 11 7- 123.

Гуськов, Е. А.  Красная горка: пасхальное гулянье //Чем развлечь гостей. – 2007. - № 1. – С. 38 - 39.

Полонский, О. Гуляй – не хочу? Май // Смена. – 2000. - № 5. – С. 268 - 271. 


Составитель: С.Смычкова, библиотекарь библиотеки имени Л.А.Гладиной

 
Понравилcя материал? Поделись с друзьями!
Читать подано
Фолкс, С. «Возможная жизнь»

   

Яндекс.Метрика Яндекс.Метрика